alex_new_york: (Default)


Сидорову приснился Будда. Он сидел на циновке в тени дерева Бодхи и разглядывал ползущего по ладони муравья.

- Здравствуй, Будда, - сказал Сидоров.

- Здравствуй, Сидоров, - улыбнулся ему Будда. - С каким вопросом ты пришел сегодня?

- Смысл жизни ищу, - ответил Сидоров хмуро. - Вот, как ты думаешь, Будда: в чем состоит смысл жизни?

- Смотря чьей, - неторопливо произнес Будда, позволяя муравью переползти с большого пальца на указательный.

Read more... )
alex_new_york: (Default)


Сидорову опять приснился Будда.

- О чем ты хотел меня спросить, Сидоров? - поинтересовался он

- Откуда ты знаешь, что я хотел тебя о чем-то спросить? - удивился Сидоров

- Ну, а зачем бы еще я тебе приснился?

- Да, пожалуй, - согласился Сидоров - А вопрос вот какой. Все вокруг спорят о каких-нибудь идеях. Одни проповедуют любовь к Богу, другие - справедливость, третьи - свободу, четвертые - любовь к Родине, пятые - знания. Как выбрать из этих идей верные?

Read more... )
alex_new_york: (Default)


Клетки нашего организма живут своей частной одноклеточной жизнью. Метаболизмом занимаются. Делятся. Создают и уничтожают друг друга. Генерируют и проводят импульсы. Сокращаются. И что-то из этих клеток потихоньку выстраивается. Люди, например.

Выстроенные из клеток люди совсем не похожи на свои клетки.



Читают что-то. Обсуждают. Смеются. Ходят на работу. Едят что-то, вкусное и не очень. Что-то строят потихоньку.

И выстроенное людьми совершенно не похоже на людей. Ездит, плавает, летает, сверкает стеклом и металлом. Живет своей технологической и экономической жизнью. И из всего этого потихоньку выстраиваются страны.



И выстроенные из городов и морских портов, аэродромов и заводов, сельскохозяйственных ферм и военных частей страны тоже совершенно не похожи на свои составные части. Государства воюют и мирятся, торгуют и ведут переговоры, делят мир на сферы влияния и формируют идеологию. И из всего этого потихоньку выстраивается наш мир.
alex_new_york: (Default)


В наши дни каждый знает, что душа человека не может существовать вне интернета.

Read more... )
alex_new_york: (Default)


Кошки громко рассуждали о том, что мыши не смелы и не свободолюбивы.

Мыши их слушали, слушали, - и обиделись. Одна из них воскликнула:

Read more... )

Картина маслом художницы Розы Джеймсон "Cat and Kittens Chasng a Mouse" с сайта http://images.fineartamerica.com
alex_new_york: (Default)
Венгерский ученый Дёрепан Модаз развил гносеологическую теорию, полностью переворачивающую наши представления о процессе познания и духовного развития. Модаз утверждает, что человек с начала жизни обладает абсолютным божественным знанием будущего и движется к полному нравственному и духовному очищению, освобождаясь к концу жизни от всех иллюзий ума и суетных привязанностей, и достигая высшего состояния духовного развития - нирваны. При этом, согласно ученому, никто из живущих не осознает этого факта из-за генетически обусловленной специфики человеческого восприятия времени.
Развитая ученым теория утверждает, что человек отличается от остальных живых существ обращенным восприятием прошлого и будущего. В результате этой аномалии смерть и старость, объективно являющиеся началом человеческой жизни, субъективно воспринимаются человеком как конец его жизненного пути, а такие последовательные стадии духовного очищения человека как зрелость, юность, детство, младенчество и завершающий человеческую жизнь момент рождения и достижения нирваны субьективно и ошибочно воспринимаются человеком как события, относящиеся к прошлому. Основной причиной такого обращенного восприятия времени является уникальный в животном мире феномен доминирования логического разума в мировоззрении человека. Факт мгновенного забывания человеком своего прошлого в процессе духовного очищения, как и факт абсолютного знания человеком его будущего делает разум по существу бесполезным. Пытаясь отстоять свою центральную роль, разум субъективно меняет местами прошлое и будущее человека, заставляя его воспринимать забытые прошлые события как "неизвестное будущее", а божественное знание человеком будущего интерпретирует как "память о прошлом". Это обращенное восприятие времени не влияет на практические аспекты повседневной жизни человека, но при этом направляет его духовные поиски в уже состоявшееся и забытое им прошлое. Это приводит к субьективному ощущению постоянного отдаления человека от божественной цели его духовного существования – нирваны - и колоссальным духовным страданиям.
Ученый утверждает, что его открытию суждено стать поворотным пунктом в истории духовного развития человечества и вернуть человеческой жизни утраченный смысл.
alex_new_york: (Default)
Детская страшилка про черный город незаметно затихла в простреленной голове Эраста Петровича. Вздрагивавшая некоторое время после выстрела нога словно бы растворилась и исчезла. Исчезли и запахи порохового дыма и крови. Затихли звуки. Пуговицами из картонной коробки рассыпались по углам и затерялись воспоминания. Эраст Петрович незаметно для себя забыл и про Черный Город, и про последний в его жизни револьверный выстрел. Вся его жизнь начала стремительно забываться - и это обстоятельство не вызывало у Эраста Петровича ни грустных, ни радостных чувств.

Наконец, Эраст Петрович умер.

При этом самым странным было то, что он вполне ясно осознавал, что умер. Ну что же, - подумалось ему холодно, - если моя жизнь исчезла, а сам я не исчез, то логично предположить, что мне вскоре предстоит предстать перед Создателем.

- Значит, предстанем, - подумал Эраст Петрович с удивившим его самого безразличием, - и отдался Вечности. Спешить ему было уже некуда.

Сколько он пребывал в Вечности, сказать было трудно, но вытянуло Эраста Петровича из небытия отчетливое ощущение, что кто-то о нем не просто думает, но обращается к нему с прямым вопросом. Эраст Петрович вслушался.

"Может я действительно поторопился?" - проплыла сквозь него чья-то мысль, - "Вот вы сами, Эраст Петрович, какой бы для себя финал выбрали?"

Эраст Петрович снова удивился - настолько, насколько мог удивляться в своем новом положении.

- Это - Создатель? - подумал Эраст Петрович недоверчиво.

Обладатель проплывшей сквозь Эраста Петровича мысли почему-то вздрогнул и смутился.

- Да, я ваш создатель, - мысленно ответил ему собеседник - растерянно, несколько виновато и даже немного испуганно.

Эрасту Петровичу встреча с создателем представлялась совсем иначе.

- А почему вы с..смущаетесь? - спросил он вполне резонно.

- Не знаю, что вам и сказать, - признался собеседник. - До сих пор я ни с кем из своих созданий вот так не общался... так отчетливо, что ли. И мне от неожиданности стало не по себе... хотя я и вполне ясно понимаю, что веду разговор с собственным воображением.

- То есть как это: с воображением? - растерялся Эраст Петрович, - Вы пытаетесь сказать, что я - ваше воображение?

- Именно так, - торжественно и немного печально подтвердил невидимый собеседник. - Ну да ладно... чего там... вы ведь мужественный человек... да и ничего плохого в вашем жребии, если задуматься, нет... многие, уверен, променяли бы свою судьбу на вашу и не жалели бы... - собеседник колебался и выдерживал паузу. - В общем... вы только не пугайтесь... вы - персонаж моих книг.. а я - их автор.

Эраст Петрович был совершенно обескуражен.

- П.. персонаж? В каком смысле? Вас заинтересовала моя судьба и вы решили написать обо мне книгу? - Эраст Петрович попытался осмыслить услышанное. - Но почему мы тогда с вами общаемся после моей смерти? Я ведь умер?

- Умерли, Эраст Петрович, - подтвердил собеседник. - Согласно сюжету моего последнего романа.

- Ничего не понимаю... - пытался осмыслить сказанное Эраст Петрович. - Вы что, вызвали мой дух на спиритическом сеансе?

- Нет. - Собеседник смущенно подбирал слова. - Дело в том, Эраст Петрович... Дело в том, что вы вообще существовали только в моих книгах. Вся ваша жизнь - целиком продукт моего литературного творчества.

- Вы хотите сказать, что меня... вообще не было? - пораженно спросил Эраст Петрович.

В том смысле, в котором вы привыкли о себе думать, - не было. - подтвердил собеседник. - Я понимаю, что вы шокированы. Я на вашем месте был бы ошарашен.

- Н..не то слово... - растерянно ответил Эраст Петрович. - О собственной п..приватности я даже не говорю... Прожить всю жизнь напоказ... на потеху совершенно незнакомой мне читающей публике..

- Не на потеху, Эраст Петрович, поверьте мне, - горячо возразил Эрасту Петровичу собеседник. - А в качестве вдохновляющего примера для подражания...

- ...Но отсутствие п..приватности - это еще не самое страшное, - рассерженно перебил собеседника Эраст Петрович. - Самое унизительное - это отсутствие свободы воли... Всю жизнь ощущать себя хозяином своей судьбы - и в конце осознать, что абсолютно все решения за меня принимались господином... Кстати, вы так и не представились, - сказал Эраст Петрович мрачно.

- Григорий Шалвович. Чхартишвили. А еще Борис Акунин. Под этим литературным псевдонимом я публиковал книги о вас.

- Акунин... Да уж... Более точного эпитета для вас и не п..подберешь.

- Ну зачем вы так? - мягко и примирительно отозвался собеседник. - Хотя... я как то раньше в таком ключе об этом не задумывался...

Они оба помолчали.

- Ладно, что уж теперь - задумчиво произнес наконец Эраст Петрович. - В конце концов, я действительно прожил неплохую жизнь... А что касается свободы воли... кто еще знает, какие сюрпризы ожидают вас, господин сочинитель, когда вы - надеюсь, нескоро - окажетесь в моем нынешнем положении.. Если подойти к вопросу логически, то вполне может оказаться, что иллюзия свободной воли присуща не только литературным персонажам, но и их автору. Вам это никогда не п..приходило в голову?

Невидимый господин Акунин немного помолчал.

- Это действительно в определенном смысле логично, - ответил он

- Это - раз, - мстительно подытожил Эраст Петрович. - А если так, то вполне логично допустить, что той же иллюзии не избежал и тот, кто водил пером автора, - согласитесь, господин писатель?

- Пожалуй, что, - отозвался собеседник.

- Это - два, - злорадно заключил покойный Эраст Петрович. - А если так, - продолжил он безжалостно, - то...

Фандорин никуда не спешил, и разговор обещал быть занятным...
alex_new_york: (Default)
«Женщина двенадцати лет от роду и младше называется юной.
Ей надо дарить гребни, мед, пирожки и т. д. и рассказывать
истории об удовольствии, доставляемом поцелуями.
С тринадцати до двадцати пяти называется молодой; ее
следует целовать и щипать. Знакомство с мужчинами будет
приносить ей радость.
С двадцати пяти до пятидесяти она зрелая женщина. Ее
надлежит ублажать любовными историями и дарить ей стра-
стное наслаждение при помощи укусов, щипков и тому по-
добного.
Женщине, которой за пятьдесят, с уважением говорят лю-
безные и почтительные слова. Следует просить ее о полезных
советах и в текущих делах, и с расчетом на будущее».

Гедун Чопел, "Тибетсткое искусство любви"

Profile

alex_new_york: (Default)
alex_new_york

March 2017

S M T W T F S
   1234
567 891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 07:32 am
Powered by Dreamwidth Studios