alex_new_york: (Default)
malevich.jpeg

Сегодня Эрасту Петровичу Фандорину исполнилось 160 лет. Поклонники Эраста Петровича могут поулыбаться, прочитав маленькую фантазию на эту тему.

Read more... )
alex_new_york: (Default)
Детская страшилка про черный город незаметно затихла в простреленной голове Эраста Петровича. Вздрагивавшая некоторое время после выстрела нога словно бы растворилась и исчезла. Исчезли и запахи порохового дыма и крови. Затихли звуки. Пуговицами из картонной коробки рассыпались по углам и затерялись воспоминания. Эраст Петрович незаметно для себя забыл и про Черный Город, и про последний в его жизни револьверный выстрел. Вся его жизнь начала стремительно забываться - и это обстоятельство не вызывало у Эраста Петровича ни грустных, ни радостных чувств.

Наконец, Эраст Петрович умер.

При этом самым странным было то, что он вполне ясно осознавал, что умер. Ну что же, - подумалось ему холодно, - если моя жизнь исчезла, а сам я не исчез, то логично предположить, что мне вскоре предстоит предстать перед Создателем.

- Значит, предстанем, - подумал Эраст Петрович с удивившим его самого безразличием, - и отдался Вечности. Спешить ему было уже некуда.

Сколько он пребывал в Вечности, сказать было трудно, но вытянуло Эраста Петровича из небытия отчетливое ощущение, что кто-то о нем не просто думает, но обращается к нему с прямым вопросом. Эраст Петрович вслушался.

"Может я действительно поторопился?" - проплыла сквозь него чья-то мысль, - "Вот вы сами, Эраст Петрович, какой бы для себя финал выбрали?"

Эраст Петрович снова удивился - настолько, насколько мог удивляться в своем новом положении.

- Это - Создатель? - подумал Эраст Петрович недоверчиво.

Обладатель проплывшей сквозь Эраста Петровича мысли почему-то вздрогнул и смутился.

- Да, я ваш создатель, - мысленно ответил ему собеседник - растерянно, несколько виновато и даже немного испуганно.

Эрасту Петровичу встреча с создателем представлялась совсем иначе.

- А почему вы с..смущаетесь? - спросил он вполне резонно.

- Не знаю, что вам и сказать, - признался собеседник. - До сих пор я ни с кем из своих созданий вот так не общался... так отчетливо, что ли. И мне от неожиданности стало не по себе... хотя я и вполне ясно понимаю, что веду разговор с собственным воображением.

- То есть как это: с воображением? - растерялся Эраст Петрович, - Вы пытаетесь сказать, что я - ваше воображение?

- Именно так, - торжественно и немного печально подтвердил невидимый собеседник. - Ну да ладно... чего там... вы ведь мужественный человек... да и ничего плохого в вашем жребии, если задуматься, нет... многие, уверен, променяли бы свою судьбу на вашу и не жалели бы... - собеседник колебался и выдерживал паузу. - В общем... вы только не пугайтесь... вы - персонаж моих книг.. а я - их автор.

Эраст Петрович был совершенно обескуражен.

- П.. персонаж? В каком смысле? Вас заинтересовала моя судьба и вы решили написать обо мне книгу? - Эраст Петрович попытался осмыслить услышанное. - Но почему мы тогда с вами общаемся после моей смерти? Я ведь умер?

- Умерли, Эраст Петрович, - подтвердил собеседник. - Согласно сюжету моего последнего романа.

- Ничего не понимаю... - пытался осмыслить сказанное Эраст Петрович. - Вы что, вызвали мой дух на спиритическом сеансе?

- Нет. - Собеседник смущенно подбирал слова. - Дело в том, Эраст Петрович... Дело в том, что вы вообще существовали только в моих книгах. Вся ваша жизнь - целиком продукт моего литературного творчества.

- Вы хотите сказать, что меня... вообще не было? - пораженно спросил Эраст Петрович.

В том смысле, в котором вы привыкли о себе думать, - не было. - подтвердил собеседник. - Я понимаю, что вы шокированы. Я на вашем месте был бы ошарашен.

- Н..не то слово... - растерянно ответил Эраст Петрович. - О собственной п..приватности я даже не говорю... Прожить всю жизнь напоказ... на потеху совершенно незнакомой мне читающей публике..

- Не на потеху, Эраст Петрович, поверьте мне, - горячо возразил Эрасту Петровичу собеседник. - А в качестве вдохновляющего примера для подражания...

- ...Но отсутствие п..приватности - это еще не самое страшное, - рассерженно перебил собеседника Эраст Петрович. - Самое унизительное - это отсутствие свободы воли... Всю жизнь ощущать себя хозяином своей судьбы - и в конце осознать, что абсолютно все решения за меня принимались господином... Кстати, вы так и не представились, - сказал Эраст Петрович мрачно.

- Григорий Шалвович. Чхартишвили. А еще Борис Акунин. Под этим литературным псевдонимом я публиковал книги о вас.

- Акунин... Да уж... Более точного эпитета для вас и не п..подберешь.

- Ну зачем вы так? - мягко и примирительно отозвался собеседник. - Хотя... я как то раньше в таком ключе об этом не задумывался...

Они оба помолчали.

- Ладно, что уж теперь - задумчиво произнес наконец Эраст Петрович. - В конце концов, я действительно прожил неплохую жизнь... А что касается свободы воли... кто еще знает, какие сюрпризы ожидают вас, господин сочинитель, когда вы - надеюсь, нескоро - окажетесь в моем нынешнем положении.. Если подойти к вопросу логически, то вполне может оказаться, что иллюзия свободной воли присуща не только литературным персонажам, но и их автору. Вам это никогда не п..приходило в голову?

Невидимый господин Акунин немного помолчал.

- Это действительно в определенном смысле логично, - ответил он

- Это - раз, - мстительно подытожил Эраст Петрович. - А если так, то вполне логично допустить, что той же иллюзии не избежал и тот, кто водил пером автора, - согласитесь, господин писатель?

- Пожалуй, что, - отозвался собеседник.

- Это - два, - злорадно заключил покойный Эраст Петрович. - А если так, - продолжил он безжалостно, - то...

Фандорин никуда не спешил, и разговор обещал быть занятным...

Profile

alex_new_york: (Default)
alex_new_york

March 2017

S M T W T F S
   1234
567 891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 07:32 am
Powered by Dreamwidth Studios