Следы

Jan. 30th, 2014 07:08 am
alex_new_york: (Default)


В прихожей раздался звонок в дверь,
Read more... )
alex_new_york: (Default)
Я шел по улице и размышлял. Жизнь представлялась мне грустной, жестокой и несправедливой. У ворот церкви, мимо которой проходил мой путь, зябко переминались нищие и калеки, обращая к прохожим робкие просьбы о милостыне. Те, словно в подтверждение моих мыслей, проходили мимо.

- Как можно говорить о совершенстве и справедливости созданного Богом мира, когда на каждом шагу столько страдания и боли? - подумал я печально. - Кто бы мне обьяснил?

И словно в ответ на мои печальные мысли, услышал голос:

- Хорошо. Присядь на минутку. Я объясню.

Я удивленно обернулся и встретил обращенный на меня взгляд сидевшего на скамейке возле церковной ограды мужчины. Никого больше поблизости не было, и его фраза явно предназначалась мне. Сделав по направлению к нему пару шагов, я в нерешительности остановился.

- Присядь, - повторил мужчина. - Я объясню.

- Вы кто? - настороженно спросил я.

- Бог, - ответил он без выражения.

Наверное, я дошел до того, что разговаривал сам с собой вслух, - огорченно подумал я, рассматривая незнакомца. Это был хорошо одетый мужчина лет пятидесяти пяти, не напоминавший своим обликом ни сумасшедшего, ни любителя розыгрышей. Он смотрел на меня спокойно и немного печально. Поскольку в нем не было ровным счетом ничего пугающего, я принял его приглашение и присел на скамейку, с любопытством ожидая продолжения необычного разговора.

Посмотрев перед собой и помолчав, незнакомец с досадой произнес:

- Как можно тысячелетиями повторять, что человек создан по моему образу и подобию, - и совершенно не задумываться о смысле этих слов?

Приняв правила предлагаемой мне игры, я ответил:

- Мне кажется, как раз и обидно, если задуматься. Ведь если человек создан по образу и подобию Бога, то отчего тогда человек творит столько несправедливости и совершает столько ошибок?

Взглянув на меня сердито, мужчина спросил:

- А с чего ты решил что я совершенен? Написано же черным по белому: ты создан по моему образу и подобию. Посмотри на себя. Ты что, совершенен? Или справедлив?

Я растерянно замолчал.

- Почему вы взваливаете на меня свои ожидания совершенства? - продолжал он. - Где написано, что я совершенен? Где? Вот скажи мне.

Я задумался.

- В нагорной проповеди, - вспомнил я. - Там сказано: "Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный"

- Вот именно, - произнес мужчина.- Ну подумай же сам: если такое говорится самым обычным людям, то насколько же оно тогда велико, мое совершенство?

Я молчал, удивленно размышляя над неожиданными словами собеседника,

- Мне так же, как и тебе, трудно, - сказал он. - Пойми же ты это наконец. Я, как и ты, постоянно ошибаюсь и мучусь от этого.

Мужчина помолчал. Потом добавил:

- Но ведь улучшается мир потихоньку. Ты сам почитай, ведь с полного хаоса все начиналось, с такого ужаса, что и вспомнить страшно. И насколько с тех пор все стало лучше! Ну посмотри же вокруг!

Было тихо. Легкий ветер доносил звуки шагов прихожан по ступенькам храма.

Мужчина немного виновато посмотрел на меня.

- А как быть со страданиями и несправедливостью, я не знаю - тихо сказал он. - Не получается без страданий и несправедливости. Я много раз пробовал. Не получается, останавливается все, поворачивает вспять. Может быть я что-то не так делаю. Вот вы бы подумали сами, чем меня обвинять. Вы вон какими умными становитесь, одно удовольствие на вас смотреть. Может, придумаете что-то толковое наконец.

Я молча смотрел на него, не зная, что сказать в ответ.

- Пойми, я такой же, как и ты. - сказал он тихо - Несовершенный. Мне самой обычной любви и поддержки от тебя не хватает, вместо твоих нелепых фантазий о моем совершенстве. Веры твоей не хватает. Благодарности, хотя бы совсем немножко. Я ведь так стараюсь для тебя. А ты меня в ответ только упрекаешь в несовершенстве мира. Взял бы, да помог. Вон, посмотри на нищих.

Поглядев на сгорбленные фигуры у входа, я снова обернулся к собеседнику, но скамейка уже была пуста.

Ошеломленный, я поднялся со скамейки. Растерянно оглядев пустую улицу, я подошел к ступеням церкви, раздал найденные в карманах монеты, и вошел в гулкий храм.

Из под купола, со старой настенной росписи, описывавшей сотворение мира, на меня смотрел мой собеседник.
alex_new_york: (Default)
Детская страшилка про черный город незаметно затихла в простреленной голове Эраста Петровича. Вздрагивавшая некоторое время после выстрела нога словно бы растворилась и исчезла. Исчезли и запахи порохового дыма и крови. Затихли звуки. Пуговицами из картонной коробки рассыпались по углам и затерялись воспоминания. Эраст Петрович незаметно для себя забыл и про Черный Город, и про последний в его жизни револьверный выстрел. Вся его жизнь начала стремительно забываться - и это обстоятельство не вызывало у Эраста Петровича ни грустных, ни радостных чувств.

Наконец, Эраст Петрович умер.

При этом самым странным было то, что он вполне ясно осознавал, что умер. Ну что же, - подумалось ему холодно, - если моя жизнь исчезла, а сам я не исчез, то логично предположить, что мне вскоре предстоит предстать перед Создателем.

- Значит, предстанем, - подумал Эраст Петрович с удивившим его самого безразличием, - и отдался Вечности. Спешить ему было уже некуда.

Сколько он пребывал в Вечности, сказать было трудно, но вытянуло Эраста Петровича из небытия отчетливое ощущение, что кто-то о нем не просто думает, но обращается к нему с прямым вопросом. Эраст Петрович вслушался.

"Может я действительно поторопился?" - проплыла сквозь него чья-то мысль, - "Вот вы сами, Эраст Петрович, какой бы для себя финал выбрали?"

Эраст Петрович снова удивился - настолько, насколько мог удивляться в своем новом положении.

- Это - Создатель? - подумал Эраст Петрович недоверчиво.

Обладатель проплывшей сквозь Эраста Петровича мысли почему-то вздрогнул и смутился.

- Да, я ваш создатель, - мысленно ответил ему собеседник - растерянно, несколько виновато и даже немного испуганно.

Эрасту Петровичу встреча с создателем представлялась совсем иначе.

- А почему вы с..смущаетесь? - спросил он вполне резонно.

- Не знаю, что вам и сказать, - признался собеседник. - До сих пор я ни с кем из своих созданий вот так не общался... так отчетливо, что ли. И мне от неожиданности стало не по себе... хотя я и вполне ясно понимаю, что веду разговор с собственным воображением.

- То есть как это: с воображением? - растерялся Эраст Петрович, - Вы пытаетесь сказать, что я - ваше воображение?

- Именно так, - торжественно и немного печально подтвердил невидимый собеседник. - Ну да ладно... чего там... вы ведь мужественный человек... да и ничего плохого в вашем жребии, если задуматься, нет... многие, уверен, променяли бы свою судьбу на вашу и не жалели бы... - собеседник колебался и выдерживал паузу. - В общем... вы только не пугайтесь... вы - персонаж моих книг.. а я - их автор.

Эраст Петрович был совершенно обескуражен.

- П.. персонаж? В каком смысле? Вас заинтересовала моя судьба и вы решили написать обо мне книгу? - Эраст Петрович попытался осмыслить услышанное. - Но почему мы тогда с вами общаемся после моей смерти? Я ведь умер?

- Умерли, Эраст Петрович, - подтвердил собеседник. - Согласно сюжету моего последнего романа.

- Ничего не понимаю... - пытался осмыслить сказанное Эраст Петрович. - Вы что, вызвали мой дух на спиритическом сеансе?

- Нет. - Собеседник смущенно подбирал слова. - Дело в том, Эраст Петрович... Дело в том, что вы вообще существовали только в моих книгах. Вся ваша жизнь - целиком продукт моего литературного творчества.

- Вы хотите сказать, что меня... вообще не было? - пораженно спросил Эраст Петрович.

В том смысле, в котором вы привыкли о себе думать, - не было. - подтвердил собеседник. - Я понимаю, что вы шокированы. Я на вашем месте был бы ошарашен.

- Н..не то слово... - растерянно ответил Эраст Петрович. - О собственной п..приватности я даже не говорю... Прожить всю жизнь напоказ... на потеху совершенно незнакомой мне читающей публике..

- Не на потеху, Эраст Петрович, поверьте мне, - горячо возразил Эрасту Петровичу собеседник. - А в качестве вдохновляющего примера для подражания...

- ...Но отсутствие п..приватности - это еще не самое страшное, - рассерженно перебил собеседника Эраст Петрович. - Самое унизительное - это отсутствие свободы воли... Всю жизнь ощущать себя хозяином своей судьбы - и в конце осознать, что абсолютно все решения за меня принимались господином... Кстати, вы так и не представились, - сказал Эраст Петрович мрачно.

- Григорий Шалвович. Чхартишвили. А еще Борис Акунин. Под этим литературным псевдонимом я публиковал книги о вас.

- Акунин... Да уж... Более точного эпитета для вас и не п..подберешь.

- Ну зачем вы так? - мягко и примирительно отозвался собеседник. - Хотя... я как то раньше в таком ключе об этом не задумывался...

Они оба помолчали.

- Ладно, что уж теперь - задумчиво произнес наконец Эраст Петрович. - В конце концов, я действительно прожил неплохую жизнь... А что касается свободы воли... кто еще знает, какие сюрпризы ожидают вас, господин сочинитель, когда вы - надеюсь, нескоро - окажетесь в моем нынешнем положении.. Если подойти к вопросу логически, то вполне может оказаться, что иллюзия свободной воли присуща не только литературным персонажам, но и их автору. Вам это никогда не п..приходило в голову?

Невидимый господин Акунин немного помолчал.

- Это действительно в определенном смысле логично, - ответил он

- Это - раз, - мстительно подытожил Эраст Петрович. - А если так, то вполне логично допустить, что той же иллюзии не избежал и тот, кто водил пером автора, - согласитесь, господин писатель?

- Пожалуй, что, - отозвался собеседник.

- Это - два, - злорадно заключил покойный Эраст Петрович. - А если так, - продолжил он безжалостно, - то...

Фандорин никуда не спешил, и разговор обещал быть занятным...

Profile

alex_new_york: (Default)
alex_new_york

March 2017

S M T W T F S
   1234
567 891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 02:48 pm
Powered by Dreamwidth Studios